ИнфоРост
информационные технологии для архивов и библиотек
1 / 33
Главная Национальный вопрос Гетман П. П. Скоропадский. Украина на переломе. 1918 год : сборник ... Документы Воспоминания В.Е. Рейнбота о его пребывании в должности товарища ми...

Воспоминания В.Е. Рейнбота о его пребывании в должности товарища министра внутренних дел, министра внутренних дел, а позже министра юстиции в составе правительства гетмана П.П. Скоропадского. [Не ранее 31 декабря 1918 г.]


ПРИМЕЧАНИЯ

 

(1) Украинская Народная Республика (УНР) была провозглашена в составе

России Центральной Радой (ЦР) 7(20) ноября 1917 г. Ее правительство – расши-

ренный Генеральный секретариат, являющийся исполнительным органом ЦР, воз-

главил В.К. Винниченко, секретарем (министром) по военным делам стал С.В. Пет-

люра, министром иностранных дел А.В. Шульгин. Правительство УНР было образова-

но украинскими социалистическими партиями (украинская партия левых социалистов-

революционеров, украинская партия социалистов-революционеров, украинская партия

социалистов-федералистов). 1 Всеукраинский съезд Советов, проходивший в Харькове в

декабре 1917 г., провозгласил УНР вне закона и объявил Украину Украинской

Социалистической Советской Республикой. Но уже 11(24) января 1918 г. УНР объявила

независимость. Правительство независимой Украины – тот же Генеральный секретариат –

возглавил украинский эсер В.А. Голубович. 26 января (8 февраля) 1918 г. советские войска

вошли в Киев, правительство ЦР бежало на Волынь. Правительство УНР в январе 1918 г.

подписало мирные договоры с Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией. После

заключения ЦР соглашения с германско-австрийским командованием германские войска

начали свое наступление на территории Украины и 2 марта 1918 г. вошли в Киев, где вновь

была восстановлена УНР. Однако уже 29 апреля 1918 г. при поддержке германского коман-

дования гетманом П.П. Скоропадским был совершен государственный переворот и провоз-

глашена Украинская держава во главе с гетманом.

Спустя восемь месяцев в результате успешного наступления петлюровских войск

и захвата Киева 14 декабря 1918 г. Директорией вновь была провозглашена УНР.

Назначенное ею 26 декабря 1918 г. новое правительство (Совет народных министров)

возглавил украинский меньшевик В. Чеховской, одновременно совмещающий должно-

сти председателя Совета министров и министра иностранных дел. В феврале 1919 г. пред-

седателем правительства стал эсер С.С. Остапенко, в марте – меньшевик Б. Мартос, а с

24 декабря – меньшевик И. Мазепа. Правительство УНР еще в декабре 1918 г. подписало

соглашение с Западно-Украинской Народной Республикой об объединении, что было за-

конодательно оформлено в январе 1919 г.

УНР во вторую свою бытность просуществовала недолго. В апреле 1919 г. основные

силы УНР были разгромлены большевиками. С июля по август 1919 г. столицей УНР и

местом пребывания Директории был г. Каменец-Подольский. Воспользовавшись на-

ступлением Добровольческой армии, войска УНР совместно с галицийским корпусом

Западно-Украинской Народной Республики 30 января 1919 г. ворвались в Киев, но уже

31 августа были отброшены от города деникинскими войсками. Отказавшись от соглаше-

ния с С.В. Петлюрой, А.И. Деникин к октябрю 1919 г. разгромил петлюровцев, галицийский

же корпус перешел на сторону Добровольческой армии. Правительство УНР эмигрирова-

ло в Варшаву, где С.В. Петлюра, глава Директории УНР, заключил с Ю. Пилсудским так

называемое Варшавское соглашение 1920 г. о совместной войне против Советской России.

После окончания советско-польской войны 1920 г. и полного разгрома петлюровских

войск правительство УНР продолжило свое существование на территории Польши вплоть

до начала Второй мировой войны. См. примеч. 6, 7, 144, 146.

 

(2) Антанта (от французского словосочетания «Entente Cordiale» – сердечное согласие, иначе –

«Державы согласия») – политический и военный блок держав; начал формиро-

ваться в 1904–1907 гг. как блок Великобритании, Франции и России. В Первой мировой

войне Антанта выступала против Четверного союза (или Центральных держав): Германии,

Австро-Венгрии, Турции и Болгарии.

 

(3) Киевский губернский предводитель дворянства Ф.Н. Безак являлся киевским

губернатором с 1913 г. Принадлежа к монархическому блоку в Киеве, но имея про-

германскую ориентацию в деле освобождения России от большевиков, весной 1818 г.

Ф.Н. Безак оказал поддержку генералу П.П. Скоропадскому при совершении государствен-

ного переворота, предоставляя ему укрытие и снабжая всей необходимой информацией. Сам

П.П. Скоропадский так вспоминал о Ф.Н. Безаке: «Через день Альвенслебен, ввиду надвига-

ющегося переворота, предложил мне переехать к нему, так как в кругах Рады что-то проню-

хали и меня могли арестовать. Но я отказался, не желая поселиться у немцев, а отправился

к своему старому полковому товарищу Б[езаку], который очень мило согласился меня при-

нять». (Скоропадський П. Спогади. Кінець 1917 – грудень 1918 / головн. ред. Я. Пеленський.

Киïв; Фiладельфiя, 1995. С. 321. Далее: Скоропадський П. Спогади.) Кандидатура

Ф.Н. Безака обсуждалась в числе кандидатов в первый состав кабинета министров, формиро-

ванием которого занимался Н.Н. Сахно-Устимович. Позже Ф.Н. Безак вошел в Совещание

членов законодательных палат в Киеве и являлся членом Совета обороны Киева при графе

Ф.А. Келлере.

 

(4) 3 мая 1918 г. гетман П.П. Скоропадский назначил атаманом (председателем) Совета

министров видного полтавского земского деятеля Ф.А. Лизогуба и утвердил первый состав

кабинета министров в следующем составе: атаман Совета министров, министр внутренних

дел и временно исполняющий обязанности министра почт и телеграфов Ф.А. Лизогуб,

министр финансов А.К. Ржепецкий, министр торговли и промышленности С.М. Гутник,

министр продовольственных дел Ю.Ю. С околовский, министр труда Ю.Н. Вагнер, ми-

нистр просвещения и временно исполняющий обязанности министра иностранных

дел Н.П. Василенко, министр народного здравия В.Ю. Любинский, министр путей со-

общения Б.А. Бутенко, министр юстиции М.П. Чубинский, государственный контролер

Г.Е. Афанасьев, временно исполняющий обязанности министра военных дел и флота, на-

чальник Генерального штаба А.В. С ливинский.

На протяжении мая были назначены: военным министром генерал А.Ф. Рагоза, мини-

стром исповеданий профессор В.В. Зеньковский, министром земледелия В.Г. Колокольцев,

управляющим Министерством иностранных дел Д.И. Дорошенко. Далее в составе ка-

бинета происходили лишь незначительные перемены: министром внутренних дел стал

И.А. Кистяковский, продовольствия – С.Н. Гербель, юстиции – А.Ф. Романов.

Персональные перемены в первом кабинете гетмана П.П. Скоропадского не влияли на

общий политический курс. Хотя в нем было только четыре кадета, большинство из назна-

ченных министров сочувственно относились к общероссийской партии кадетов и в целом

по большинству вопросов проводили линию этой партии. Первый кабинет министров про-

существовал до 24 октября 1918 г., когда при активном участии германского командования,

сделавшего ставку на украинские национальные силы, был сформирован второй кабинет

министров.

 

(5) В своих воспоминаниях П.П. Скоропадский следующим образом описывал необ-

ходимость поиска новой кандидатуры на должность министра внутренних дел: «…Федор

Андреевич Лизогуб соединял в себе должность председателя совета министров и министра

внутренних дел; помощниками у него были Михаил Михайлович Воронович и Александр

Андреевич Вишневский. Федор Андреевич положительно не мог справиться со своими

этими делами… Кроме того, Федор Андреевич себе как-то не уяснил, что основные вопросы

нашей внутренней политики должны быть проведены немедленно или в самом ближайшем

будущем. Это я заметил сразу и начал говорить Федору Андреевичу, что я считаю жела-

тельным разделение должностей председателя совета министров и министра внутренних

дел. Он страшно обиделся, говорил, что, оставаясь лишь председателем, он фактически не

может влиять на дела… Он, наконец, решил сдаться, что делает ему большую честь, так как,

несомненно, это был большой удар его самолюбию. Но тут явился вопрос, кого назначить

министром… Державный секретарь, Игорь Александрович Кистяковский, московский ад-

вокат, вместе с тем украинец, вся его семья принимала участие в украинском движении,

вместе с тем бывший друг Муромцева, производил впечатление очень волевого человека,

а главное неустанно желавшего работать. Я и решил его назначить». (Скоропадський П.

Спогади. С. 249–250.)

 

(6) Директория – временный орган революционной власти. Была образована

Украинским национальным союзом (УНС) – блоком оппозиционных к правлению гетма-

на П.П. Скоропадского политических организаций – в ночь на 14 ноября 1918 г. в Белой

Церкви. 18 ноября 1918 г. воинские части Директории численностью около 5 тыс. чело-

век выступили из Белой Церкви и 14 декабря захватили г. Киев., где вновь была провоз-

глашена Украинская Народная Республика. В состав Директории входили: председатель

В.К. Винниченко, члены: С.В. Петлюра (до 10 февраля 1919 г. командующий войсками

УНР), Ф.П. Швец, А.Г. Макаренко, П.М. Андриевский. После провозглашения 22 янва-

ря 1919 г. «Акта Злуки» (договора союза) Западно-Украинской Народной Республики и

Украинской Народной Республики в состав Директории вошел Е.Е. Петрушевич, став-

ший президентом Украинской Национальной Рады Западной Области УНР. 23–28 янва-

ря 1919 г. состоялся Трудовой конгресс, который в связи с военным положением признал

Директорию временным высшим органом власти УНР, а исполнительную власть передал

Совету народных министров. Совет народных министров при Директории возглавляли

В.М. Чеховской, С.С. Остапенко, Б.Н. Мартос, И.П. Мазепа, В.К. Прокопович.

16 января 1919 г. Директория УНР объявила войну Советской России. Еще в январе–

марте 1919 г. Директорией были достигнуты договоренности со странами Антанты о по-

мощи УНР со стороны союзников. Со своей стороны Директория обязалась создать ар-

мию для борьбы с большевиками и заключить союз с Добровольческой армией генерала

А.И. Деникина для совместных действий против РСФСР. Союз с А.И. Деникиным так и

не был достигнут, однако была сформирована национальная армии – Украинская народ-

ная армия, численность которой в январе 1919 г. составляла 30 тыс. человек. Под натиском

наступающих войск Красной армии на Украинском фронте 2 февраля 1919 г. Директория

выехала из Киева и далее ее местопребывание изменялось в зависимости от военного поло-

жения: г. Винница, Проскуров, затем Ровно и, наконец, Каменец-Подольский. 10 февраля

1919 г. В.К. Винниченко подал в отставку, и Директорию возглавил С.В. Петлюра. С июля

по август 1919 г. местом пребывания Директории был г. Каменец-Подольский. К октябрю

1919 г. А.И. Деникин разгромил петлюровцев. Позже войска Директории сражались со-

вместно с войсками Ю. Пилсудского в войне против Советской России.

Еще в мае 1919 г. из состава Директории вышел П.М. Андриевский, спустя некоторое

время Е.Е. Петрушевич. В ноябре 1919 г. А.Г. Макаренко и Ф.П. Швец были откомандиро-

ваны за границу. Верховное руководство делами УНР перешло к председателю Директории

С.В. Петлюре. 21 мая 1920 г. правительство утвердило постановление об отозвании

А.Г. Макаренко и Ф.П. Швеца из-за границы. Поскольку они не вернулись, Директория

завершила существование как коллективный орган, С.В. Петлюра стал единоличным носи-

телем верховной власти. Директория была распущена указом С.В. Петлюры от 20 ноября

1920 г. Также см. примеч. 1, 7, 144, 146.

 

(7) Центральная Рада (ЦР) первоначально была образована как общественно-поли-

тическая организация для руководства общеукраинским национальным движением

3–7 (16–20) марта 1917 г. в Киеве на заседании Совета Товарищества украинских посту-

повцев с участием некоторых представителей других партий. На Всеукраинском нацио-

нальном конгрессе ЦР была провозглашена национальной представительской организаци-

ей. После II Универсала в ЦР были введены представители национальных меньшинств,

составившие 25% от общего количества членов. Ведущую роль в ЦР играли Украинская

партия социалистов-революционеров, Украинская социал-демократическая рабочая пар-

тия и Украинская партия социалистов-федералистов. В составе ЦР функционировали:

Президиум, Комитет (позже Малая Рада), Генеральный секретариат, постоянные и вре-

менные комиссии. Возглавлял ЦР председатель Малой Рады М.С. Грушевский.

После Октябрьского переворота, 31 октября (13 ноября) 1917 г. ЦР захватила Киев и в

III Универсале 7 ноября (20 ноября) 1917 г. объявила себя верховным органом провозгла-

шенной Украинской Народной Республики. Первоначально УНР провозглашалась входя-

щей в состав России, однако уже в IV универсале 11(24) января 1918 г. ЦР высказалась за

самостоятельность Украины. В ноябре 1917 г. – январе 1918 г. ЦР вела переговоры с СНК

Советской России; одновременно она искала финансовой поддержки у стран Антанты и у

австро-германского блока. В результате наступления Красной армии ЦР бежала из Киева

26(9 февраля) января 1918 г. на Волынь. И уже на следующий день ей была заключена во-

енная конвенция с австро-германскими войсками, при помощи которых она намеревалась

вновь овладеть Киевом. Правительство ЦР вошло в Киев вместе с австро-германскими

войсками 2 марта 1918 г. Политика ЦР встретила сильное сопротивление со стороны про-

мышленных и сельских кругов Украины. К апрелю 1918 г. австро-германское командова-

ние убедилось в неспособности ЦР утвердить порядок на территории оккупированной ими

Украины и обеспечить бесперебойное снабжение Германии продовольствием. 29 апреля

1918 г. при помощи австро-германских войск генералом П.П. Скоропадским был совершен

государственный переворот и ЦР была разогнана. Также см. примеч. 1, 6, 144, 146.

 

(8) О сложностях, возникших при формировании Министерства внутренних дел, сам

П.П. Скоропадский уже в эмиграции вспоминал: «В первый день моего гетманства я спро-

сил Вишневского, который до назначения министра внутренних дел, по моему приказанию,

исполнял эти обязанности: “Александр Андреевич, как дела?” – “Плохо, пан гетман”. –

“Почему?” – “Да вот перед Вами здесь все Министерство внутренних дел Украины”. –

“А где же само министерство?” – “Да в настоящем смысле слова его никогда и не было, а

теперь служащие все разбежались, положительно никого нет. Нужно все создавать с самого

начала”». (Скоропадський П. Спогади. С. 158.)

 

(9) Законом от 18 мая 1918 г. местная милиция была передана под власть губернских

старост и переименована в Державную варту. Устав службы Державной варты был при-

нят в сентябре 1918 г. Согласно ему, Державную варту возглавил особый департамент

Министерства внутренних дел. В губерниях отделы Державной варты возглавлялись ин-

спекторами, в значительных городах – атаманами, в районах – начальниками; из расчета:

в городах один вартовый отдел приходился на 400 человек населения. Так, в Киеве было

1933 вартовых отдела. В каждом отделе варты имелась резервная конная сотня, а в крупных

города – резервный дивизион.

 

(10) В состав Министерства внутренних дел при гетмане П.П. Скоропадском входили:

Департамент общих дел, Департамент Державной варты, Департамент местного самоуправ-

ления, Департамент сельских дел, Департамент страхования и противопожарных меропри-

ятий, Беженский департамент, Технично-хозяйственный департамент, Департамент (управ-

ление) почт и телеграфов, Управление по делам печати (действовало с 24 июля 1918 г.)

и Главное управление воинской повинности (действовало на основании закона от 6 авгу-

ста 1918 г.). Позже в структуре Министерства произошли изменения. Из Министерства

внутренних дел были выведены Главная медико-санитарная управа и Департамент госу-

дарственного попечения, а также подведомственные им государственные учреждения (со-

гласно закона от 25 мая 1918 г. они вошли в состав Министерства народного здравия и

попечительства) и ветеринарное дело (согласно закону от 30 сентября 1918 г. ветеринар-

ное дело было передано в ведение Министерства земельных дел). (См.: ЦГАВО Украины.

Ф. 1064. Оп. 1. Д. 71. Л. 188.)

 

(11) В период правления гетмана П.П. Скоропадского на территории Украины происходи-

ло множество забастовок и выступлений рабочих и сельского населения и против полити-

ки оккупационных властей, и против самого гетмана. Так, с середины июня до конца июля

1918 г. проходила всеукраинская забастовка, в ней приняли участие до 200 тыс. работников.

Причинами забастовки были неуплата заработной платы, снижение окладов. Забастовка

преследовала и политические цели, ее участники выступали против вывоза продоволь-

ствия и промышленной продукции с территории Украины в Германию и Австро-Венгрию.

Помимо этого, летом и осенью 1918 г. происходили локальные забастовки рабочих и много-

численные выступления крестьянского населения против немецких оккупационных войск.

Наиболее значительное партизанско-повстанческое выступление, руководимое большеви-

ками и эсерами, возникло в июле 1918 г. в Черниговской губернии в Нежинском районе.

На его подавление было выдвинуто два полка германских войск и одна кавалерийская

бригада.

Здесь небезынтересно будет привести цитату из письмо неизвестного лица из Киева

А.В. Колчаку, содержащего донесение о положении на Украине: «Кроме того, немцы поста-

вили здесь гетмана Скоропадского, который директировал земельный закон, восстановил

земельную собственность. Этот закон директирован был слишком рано, ибо большевитст-

ские процессы не дошли до своего неизбежного конца в малорусской деревни. По этой

причине правительство гетмана ненавидимо деревней за то, что оно с немцами и что оно

отняло землю. Так как деревня вооружена винтовками и пулеметами, то крестьянские вос-

стания вспыхивают здесь и там. Этими восстаниями, по-видимому, руководит разогнанная

Украинская Рада, успевшая прежде чем бежать сташить несколько миллионов, не менее 10,

из тех денег, которые ранее им были даны немцами… Настроение города иное. Низы в об-

щем также враждебны немцам, разумеется, не из-за национального чувства, а потому, что

немцы оказались у нас форменной контрреволюцией, зажавшей в кулак так называемую

демократию. Верхи пошли бы с немцами и были с ними в трогательном согласии, если бы

не то обстоятельство, что Скоропадский ведет двойную игру, и, в четырех стенах утверж-

дая, что он «человек русской культуры», в официальных выступлениях так же, как и его

министры, ежедневно отрекается от единой России, насаждает самостийность. Так как пра-

вительство утверждает, что самостийность – требование немцев, то симпатии немцев стали

в последнее время охладевать». (ГА РФ. Ф. 176. Оп. 14. Д. 321. Л. 1–2.)

 

(12) Еще до гетманского переворота С.В. Петлюра имел обширную политическую био-

графию, являлся членом Революционной украинской партии, позже Украинской социал-

демократической рабочей партии. До революции С.В. Петлюра работал секретарем газеты

«Рада», редактировал газету «Слово», журнал «Киевская жизнь» (в Москве). В 1916–

1917 гг. был заместителем уполномоченного Союза земств и городов на Западном фронте.

В апреле 1917 г. С.В. Петлюра был избран председателем Украинского фронтового совета

войск Западного фронта, а также делегатом Первого Украинского военного съезда, поз-

же стал председателем Украинского генерального военного комитета, член Украинской

Центральной Рады. 15(28) июня 1917 г. он был назначен генеральным секретарем военных

дел, но эта должность не была утверждена Временным правительством, поэтому он офи-

циально занял эту должность только в ноябре 1917 г., а уже 18(31) декабря 1917 г. подал

в отставку. В январе 1918 г. Петлюра сформировал и стал атаманом Гайдамацкого коша

Слободской Украины, который принимал участие в боях за Киев в дни большевистского

восстания в январе 1918 г.

В период Украинской державы С.В. Петлюра не занимал правительственной должно-

сти и являлся председателем Киевской губернской земской управы и Всеукраинского сою-

за земств. В день гетманского переворота С.В. Петлюра был арестован, а затем на следую-

щий день отпущен по личному распоряжению П.П. Скоропадского. После личной встречи

и беседы с гетманом С.В. Петлюра сохранил за собой должность в Киевской губернской

земской управе. Здесь интересно будет привести характеристику С.В. Петлюры, данную

ему П.П. Скоропадским уже эмиграции: «Нужно сказать, что Петлюра мне всегда рисо-

вался как чрезвычайно честолюбивый человек, демагогического пошиба с большой аван-

тюристической жилкой, но искренний в своих отношениях к Украине и затем честный в

денежном отношении. Это сентиментальничающий идеалист, с очень легким культурным

багажом. Его политические убеждения далеко не крайние настолько, что мне приходило

даже в голову привлечь его в состав правительства, и если бы украинцы не отказались на

первых порах идти в правительство, может быть, это и состоялось бы, что сделать потом,

когда в составе министров не было ни одного человека, который бы к нему относился бы с

доверием, было совершенно немыслимо. Петлюра первое время приходил ко мне несколь-

ко раз и каждый раз при страшных нареканиях земельных собственников и великорусских

кругов. Его посещения вызывались, обыкновенно, заступничеством за лиц, которые были

арестованы за противоправительственную агитацию. Затем он ходатайствовал о получении

ссуд в сто миллионов рублей для нужд земства. Если бы не бешеное честолюбие Петлюры

и не связи его со всеми крайними социалистическими партиями… Петлюра мог бы быть од-

ним из чрезвычайно полезных деятелей времен гетманства». (Скоропадський П. Спогади.

С. 203.)

 

(13) Речь идет о возвращении правительства Центральной Рады в Киев весной

1918 г. 26 января (8 февраля) 1918 г. Красная армия овладела г. Киевом, но уже че-

рез пять недель город был оставлен под напором наступавших германских войск.

В январе 1918 г. С.В. Петлюра сформировал на Левобережье добровольческие отряды,

объединившиеся в Гайдамацкий кош Слободской Украины, который сыграл значительную

роль в боях за Киев. После столкновений с армией М.А. Муравьева остатки армии УНР

отступили на Житомир. Однако уже 2 марта 1918 г. в Киев при поддержке германских под-

разделений вступили Гайдамацкий кош Слободской Украины С.В. Петлюры, Отдельный

Запорожский отряд К.А. Присовского и Отряд сечевых стрельцов Е.М. Коновальца.

Центральная Рада вернулась в Киев, вновь подтвердив самостоятельной Украинской

Народной Республики. Также см. примеч. 1, 6, 7.

 

(14) С.В. Петлюра был арестован в ночь на 27 июля 1918 г. В то время он был предсе-

дателем Всеукраинского союза земств и Киевской губернской земской управы. Газета

«Киевская мысль» от 30 июля 1918 г. писала в этой связи: «В целях поддержания поряд-

ка, правительством произведены аресты нескольких видных представителей крайних ле-

вых партий. Среди арестованных – бывший военный министр Петлюра, так как имеются

основания подозревать его в усиленной агитации против установленного государственного

строя Украины». (Киевская мысль. 30 июля 1918 г. № 124.)

В письме (арестантском) прокурора Киевского окружного суда в первый депар-

тамент Министерства юстиции, во 2-е отделение, от 27 ноября 1918 г. указывалось,

что переписку о С. Петлюре, А. Харченко, А. Макаренко, Н. Порше, Г.Е. Капкане,

В. Цивинском, В. Химерике, И. Мацюке, М.Н. Ковенко, П. Перехристе, А. Резниченке,

М. Мяснике (Мясникове), Г. Гебихе и В. Никитине германское командование при-

слало в Департамент державной варты 24, 26 августа и 8 сентября 1918 г. 29 октября

1918 г. переписка была препровождена Киевскому столичному атаману для производ-

ства дознания. В переписке имелись протоколы осмотра вещественных доказательств,

составленные прикомандированным к Департаменту державной варты Юденичем.

В числе отобранных документов имелись следующие: 1) у С. Петлюры: 26 экземпляров

«копии письма послам Германской, Австро-Венгерской и Болгарской держав» за подписью

Петлюры от 27 мая 1918 г., резолюция 5-го национального украинского съезда в Киеве; 2)

у А. Макаренко: «доклад» без подписи и даты с «тенденциозными и резкими разъяснения-

ми» о правлении гетмана; 3) у Н. Порша: «воззвание украинских социал-демократических

партий»; 4) у Мацюка: рукопись на немецком языке, подписанная «Украинский националь-

ный государственный союз» и озаглавленная «К германскому народу», от 30 мая 1918 г; 5) у

М. Ковенка: 2 экземпляра обзора политического положения Украинской державы с разъ-

яснением, что у власти стоят враги украинской национальности и с резкой критикой мини-

стров гетмана. В конце письма было указано, что названные лица из-под стражи освобож-

дены согласно отношению Главного тюремного управления от 8 ноября 1918 г. за № 3044

на имя начальника Киевской тюрьмы. (ЦГАВО Украины. Ф. 2207. Оп. 1. Д. 334. Л. 19–

19 об.)

 

 

(15) Речь идет о заседаниях губернаторов, которые проходили в августе 1918 г. в Киеве.

В заседании от 18 августа 1918 г., после вступительной речи министра внутренних дел

И.А. Кистяковского совещание перешло к обсуждению отдельных вопросов, поставленных

в программу. После докладов губернских старост и градоначальников о положении на ме-

стах, резюмируя выслушанные доклады, министр высказался за необходимость скорейшего

завершения организации варты, установления на местах единовластия и за необходимость

разрешить вопрос об улучшении материального положения служащих в местных установ-

лениях. Затем обсуждался вопрос о мерах борьбы с появляющимися в разных местах бан-

дами. В заседании было обсуждено и принято предложение об установлении формы чинов

варты, единообразной для всех местностей.

В заседании от 19 августа 1918 г. обсуждался вопрос об упразднении губернских правле-

ний как слишком громадных и отживших свой век учреждений, однако упразднение их, по

мнению участников совещания, было возможно лишь в связи с общественной реформой.

В заседании 20 августа 1918 г. под председательствованием товарища министра вну-

тренних дел В.Е. Рейнбота были поставлены на обсуждение вопросы об урегулировании

земельных отношений иностранных подданных, земли которых были правительством лик-

видированы. В этом заседании был решен вопрос о повышении таксы за объявления и пу-

бликации в губернских ведомостях, об увеличении подписной платы, пересмотрены штаты

управлений губернских и уездных старост и постановлено ограничить должности мировых

посредников в рамках действия по два на уезд. (Подробнее об этом см.: «Киевская мысль»

от 23 (10) августа 1918 г. № 144.)

 

(16) Воспоминания генерала В.А. Мустафина размещены далее в сборнике документов.

См. документ № 7 настоящего издания.

 

(17) Речь идет о мирном договоре Украинской Народной Республикой, с одной, и

Германией, Австро-Венгрией, Болгарией и Турцией, с другой стороны, подписанном 9 фев-

раля 1918 г. в Брест-Литовске. Малый Совет Центральной Рады ратифицировал Брест-

Литовский мирный договор лишь 17 марта 1918 г. Подробнее см. примеч. 55, 77, 301.

 

(18) Киевская газета «Відродження» («Возрождение») напечатала короткие заметки

об отъезде из Киева начальника Главного штаба германских войск на Украине генерала

В. Гренера и посла Германии в Киеве барона А. Мумма. Так, в № 171 за 29 октября 1918 г.

газета писала: «Позавчера выехал из Киева спешно вызванный в Главную квартиру,

Начальник штаба немецких войск на Украине генерал фон Гренер. Отъезд этот связан

с будущим назначением генерала фон Гренера на новую высокую должность». В № 172

за 30 октября 1918 г. говорилось: «Отъезд генерала Гренера, как узнаем, не связан с ны-

нешним политическим положением, а является исключительно распоряжением немецких

военных властей». В № 176 за 3 ноября 1918 г. было сказано: «Бывший начальник Главного

штаба немецких войск на Украине генерал-лейтенант Гренер назначен первым генерал-

квартирмейстером вместо Людендорфа», а в № 178 за 6 ноября 1918 г.: «В связи с поли-

тической ситуацией германский посол в Киеве барон Мумм на Украину не вернется и по-

лучит назначение в другое место. На днях должен прибыть в Киев новый германский посол

на Украине».

 

(19) В августе 1918 г. встал вопрос о сокращении численности оккупационных

войск, находящихся на территории Украины. В связи с этим для правительства гет-

мана П.П. Скоропадского стало актуальным создание собственных военных форми-

рований, способных защитить границы Украинской державы. По воспоминаниям

П.П. Скоропадского, «у нас являлось единственной возможностью пока, до сформирова-

ния постоянной армии, создать армию, делящуюся на резко националистические части

украинские, а затем на части, подобные деникинской армии, сформированные преимуще-

ственно из офицеров бывшей российской армии». (Скоропадський П. Спогади. С. 269–

270.) Национальные формирования военных сил гетмана были представлены сечевиками

и Сердюкской дивизией. Одновременно началось формирование воинских частей из быв-

ших офицеров российской армии. Помимо этого, германские оккупационные власти были

заинтересованы в создании на Украине в противовес Добровольческой армии, ориентиро-

ванной на союзников, самостоятельных армий, опирающихся на германскую поддержку.

В 1918 г. были предприняты две таких попытки и образованы так называемая Южная ар-

мия и Астраханский корпус.

Образование Южной армии было начато в Богучаровском уезде Воронежской области

летом 1918 г. при фактическом участии немецких офицеров и при финансовой поддержке

немцев, однако нужного числа кадров найти не удалось. Армия прекратила свое существо-

вание к зиме 1918 г., когда перестала поступать немецкая помощь.

Сходной была судьба и Астраханского корпуса, в создании которого гетманское

правительство также принимало участие как финансирующая сторона. Бывший адъю-

тант великого князя Николая Николаевича, генерал-майор князь Д.Д. Тундуров в мар-

те 1918 г. объявил себя атаманом Астраханского войска. Находясь в Берлине весной

1918 г., он добился аудиенции Вильгельма II, испросив у него специальное полномо-

чие приступить к формированию в противовес Добровольческой армии Астраханского

корпуса из числа калмыков. Командующим корпусом являлся А.А. Павлов. Когда

в конце августа 1918 г. немцы прекратили оказывать помощь корпусу, его атаман

Д.Д. Тундуров обратился за финансовой помощью в киевский Совет монархического

блока; между ними 7 сентября 1918 г. был заключен договор, согласно которому Совет

должен был вести всю политическую работу, а задачей армии провозглашалось вос-

становление «законоприемлемой монархии и воссоздание России». Однако с падени-

ем генерала П.Н. Краснова был упразднен и Астраханский корпус, а Д.Д. Тундуров был

лишен атаманского звания. Последний предпринял еще одну попытку собрать армию

из числа волжского казачества, назвав его Волжским войском, которая также окон-

чилась неудачей. В 1919 г. генерал А.И. Деникин приказал выслать Д.Д. Тундурова.

О Южной армии см. также примеч. 343, 410 и 411.

 

(20) В лагерях, где находились российские военнопленные, с 1915 г. австрийская админи-

страция стала проводить политику выделения представителей Малороссии и приступи-

ла к созданию военизированной организации, получившей впоследствии название «сече-

вой». Ее членами могли стать только уроженцы этнических украинских губерний России.

Условия содержания сечевиков существенно отличались от условий содержания других

российских военнопленных. Так, члены сечевой организации пользовались определенной

свободой; они не посылались на тяжелые физические работы, могли выходить за террито-

рию лагеря. Сечевикам была передана продуктовая лавочка, имели они и свою отдельную

кухню. Сечевики предназначались для участия в боевых действиях против России. В 1916 г.

первые отряды сечевиков под командованием Н.Ю. Шаповала были переправлены на

фронт.

В 1915–1916 гг. Германия, по примеру Австро-Венгрии, также стала выделять россий-

ских военнопленных, уроженцев украинских губерний, в особые лагеря. По примеру лагеря

для военнопленных во Фрейштадте (Австрия), был создан лагерь в Раштадте (Германия),

где к концу 1916 г. сосредоточилось около 7 тыс. пленных украинцев. К националистиче-

ской пропаганде в этот лагерь были допущены деятели Союза освобождения Украины, ко-

торые проводили лозунги отторжения Украины от России и создания самостоятельного

украинского монархического государства под протекторатом Германии. В частности, к про-

паганде был допущен глава Союза освобождения Украины А.Ф. Скоропись-Йолтуховский,

посещавший лагеря с лекциями. В таких лагерях распространялась специальная литера-

тура, издаваемая преимущественно Союзом освобождения Украины, а также издавались

собственные газеты на украинском языке антироссийской направленности.

Следственная комиссия Временного правительства, созданная для расследова-

ния событий 3–5 июля в Петрограде, в частности, имела предметом своего расследо-

вания источники финансирования украинского националистического движения. В хо-

де следствия было снято множество показаний с российских граждан, украинцев

по происхождению, вернувшихся из германского и австрийского плена. Интересно

привести свидетельское показание одного из бывших российских военнопленных

И.Е. Андрущенко: «Я был взят в плен 4 ноября 1914 г. во время боев в Польше и был, как ин-

валид, доставлен в Россию лишь 23 июля текущего года, причем в течение указанного време-

ни содержался в Германии в трех лагерях для военнопленных: 1) в Лахвельде, 2) Пухгейме и

3) Раштадте, куда меня отправили в апреле 1915 г., где был организован специальный лагерь

для военнопленных из украинцев. Относительно прибытия Ленина в Россию через Германию

я узнал впервые только в госпитале от сестры в Петрограде, ранее же мне ничего известно о

Ленине не было. Вскоре после моего прибытия в лагерь в Раштадт я был отправлен весною

1915 г. на полевые работы, на которых пробыл свыше года, вернувшись в лагерь только в

начале июня 1916 г., причем по возвращении моем в лагерь мои земляки рассказали мне,

что в мое отсутствие немцы весною и летом 1915 г. сначала стали обучать пленных грамоте

и агрономии, а потом зимою 1915–1916 гг. предлагали записываться в «сечевики», в «сече-

вую организацию», где немцы вели усиленную пропаганду отделения Украины от России.

Однако когда я возвратился в лагерь, то состав его был уже малочисленный, всего около

1000 человек, так как все находились на полевых работах, со слов же товарищей мне ста-

ло известно, что усиленная пропаганда поступления в “сечевую организацию” со стороны

немцев велась как раз тогда, когда осенью 1915 г. в лагере в связи с отступлением русских

из Польши и взятием крепостей находилось очень много военнопленных… Я в июне месяце

1916 г. с полевых работ был отправлен в Раштадтский госпиталь, а оттуда переведен в сен-

тябре в лагерь в Раштадте, причем об образовании в мое отсутствие “сечевой организации”

услышал от других военнопленных в лагере, кроме того, об этой “сечевой организации”,

когда я был на работах, мне рассказывали и прибывшие из лагеря пленные, ко времени же

моего возвращения в лагерь уже никакой “сечевой организации” не было, не было и школ».

(ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 5. Л. 50–52.)

Бывший военнопленный Н.У. Панасюк показал следующее: «28 октября 1914 г. я

под Новым Санцом был взят в плен… Первоначально меня и других отправили в лагерь

Юзефштадт в Австрии, а оттуда 20 мая 1915 г. в Сербсте в Германии. Здесь мы пробыли

около трех месяцев. Как-то нам объявили, что приедет на смотр генерал и приказали всем

нам, малороссам, собраться в особом помещении, где собралось нас около 3000 человек.

Вместо генерала приехал какой-то человек в “цивильной” одежде, которого называли про-

фессором, кто он такой был, я не знаю. Он поздоровался и затем стал говорить с нами по-

малоросски, объяснив, что прислан к нам, чтобы предложить переехать в другой лагерь, в

Раштадт, где пленным живется лучше и где каждый из нас будет в состоянии заняться тем,

чем хочет, а желающие будут обучаться грамоте по-малоросски. Нас записалось тогда че-

ловек 70. После этого мы стали разговаривать с другими русскими пленными и убедились,

что нас хотят перевести в новый лагерь ради «политики», чтобы отделить Малороссию от

России. Через некоторое время всех нас, записавшихся, отправили осенью в Раштадт, где

пленных было около 29 000 человек, из коих около 25 000 человек входило в малороссий-

скую организацию. Нам первоначально не дали возможности видеться с ними. Когда затем

через несколько дней нас собрали и предложили записаться в организацию, называвшуюся

“сечевою”, то мы отказались. За это нас стали притеснять и посылать на тяжелые работы,

так что некоторые из нас затем записались в эту организацию, но я в ней не состоял. Всем

записавшимся в организацию жилось лучше, чем нам, они пользовались полною свободою,

могли все покупать, так что имели больше, по-моему, прав, чем сами немцы. Постепенно

им была передана лавочка, они стали распределять получаемые продукты, завели свою кух-

ню, обучались военному строю, гимнастике, появились у них и свои офицеры-малороссы.

Им даже дали свое знамя, но какое, я не видел. Все входившие в организацию одевались в

особую “казачью” одежду как “сечевики”: широкие штаны с красными лампасами, желтая

рубашка, тужурка синяя со сборками сзади, папаха, суживавшаяся к верху, а конец ее при-

креплялся к папахе какой-то «кокардой». В этой одежде они ходили не постоянно, а только

в праздники или во время парадов. К ним даже гости приезжали: тоже малороссы из дру-

гих лагерей. Из этой организации назначали к нам старших, кроме того, они имели право

нести караульную службу, правда, не пользуясь оружием. Назначенные к нам старшие от-

носились к нам, не записавшимся в организацию, строго. Они не рассказывали нам, почему

немцы к ним относились иначе, чем к тем, кто не записался в организацию. В 1917 г. немцы

стали частями требовать из организации “сечевиков” людей, подготовленных к тому, чтобы

быть учителями, и говорили, что отправят их в занятую немцами часть Волыни, где они

будут обучать детей малоросскому языку. Таких партий отправилось две, приблизительно

по 30 человек. Потом у нас распространился такой слух, что этих “сечевиков” отправляли в

немецкую армию сражаться против русских. Поэтому “сечевики” отказались отправляться

на Волынь. Немцы требовали подчинения их требованиям, говоря, что не напрасно они за-

ботились о них, предоставляли им лучшие условия жизни, тратили на них средства. Тогда

“сечевики” стали совещаться. На совещаниях этих я не был, но слышал, что на нем было

решено так, что германцы будут их отправлять частями в Россию вместе с инвалидами или

же через фронт, как будто они бежали из плена. В России же они будут стоять за то, чтобы

солдаты не наступали на фронте, будут организовывать малороссийские полки и стремить-

ся к образованию “самостийной Украины”. Это было уже после революции в России». (Там

же. Д. 5. Л. 53–54.) Также см. примеч. 51.

 

(21) Мирные переговоры между РСФСР и Украинской державы начались 23 мая 1918 г.

в Киеве во исполнение статьи 4 мирного договора между Германией, Австро-Венгрией,

Болгарией и Турцией, с одной стороны, и Россией, с другой, от 3 марта 1918 г., по

которой Россия обязывалась немедленно заключить мир с Украинской Народной

Республикой и признать мирный договор между этим государством и державами

Четверного союза. На переговорах российскую делегацию возглавил Х.Г. Раковский,

его заместителем был Д.З. Мануильский. В состав делегации входили: А.А. Шабуневич,

А.Н. Ждан-Пушкин, А.А. Немировский, И.П. С ытин, К.Я. Загорский, И.А. Тихоцкий,

М.Р. Зубков, С.И. Одинцов, С.М. Холодовский, В.П. Березкин, Н.Н. Вейс,

Е.А. Татаринов и др. Украинскую делегацию возглавил С.П. Шелухин, его заместите-

лем был И.А. Кистяковский, с 10 августа П.Я. С тебницкий. Членами делегации были:

А.В. С ливинский, О.О. Эйхельман, Х.А. Барановский, А.А. С вицин, П.К. Линниченко.

При украинской делегации работали комиссии: политическая, финансовая, экономиче-

ская, военно-морская, культурная, путей сообщения, юридическо-редакционная; в от-

дельных случаях участие принимала культурная комиссия Министерства исповеданий.

12 июня 1918 г. был подписан предварительный договор между РСФСР и Украинской

державой. Договор обязывал стороны на время ведения мирных переговоров принять пред-

варительные, но необязательные для мира, условия: 1) приостановить боевые действия на

всем фронте на время ведения мирных переговоров; 2) не чинить препятствий и предоста-

вить свободу и возможность гражданам того и другого государства, по возможности без

пересадки, переехать в свое отечество; 3) принять все необходимые меры для восстановле-

ния взаимного пользования и обмена железнодорожным подвижным составом; 4) на осно-

вах взаимности назначить в Российской Республике и Украинской державе своих предста-

вителей – комиссаров и консулов для защиты интересов своих граждан; 5) Российским и

Украинским Обществам Красного Креста немедленно принять меры для облегчения про-

езда военнопленных из граждан обоих государств и для организации помощи им в пути;

6) принять меры к скорейшему установлению возможного временного товарообмена;

7) обоим государствам немедленно приступить к переговорам о заключении мирного до-

говора. (См. подробнее: ЦГАВО Украины. Ф. 2607. Оп. 1. Д. 1. Л. 160–163 об.)

27 августа 1918 г. между РСФСР и Германией был заключен «Русско-Германский доба-

вочный договор к Мирному договору между Россией, с одной стороны, и Германией, Австро-

Венгрией, Болгарией и Турцией, с другой». Согласно этому добавочному договору, Германия

обязывалась «ни вызывать, ни поддерживать образование самостоятельных государствен-

ных организмов» на территории бывшей Российской империи, а также передать бывшие

военные запасы Российской империи, оказавшиеся в распоряжении немецких войск,

но при условии, что РСФСР заключит мирный договор с Украиной. (См.: Документы

внешней политики ССС Р. Т. 1. М., 1957. С. 437–445.)

В связи с этим событием заключение советско-украинского договора приобрело особое

значение. Однако камнем преткновения в ходе переговоров стал вопрос об окончательном

установлении государственных границ, по которому стороны так и не достигли согласия,

что завело переговоры в тупик. Причина сложности вопроса заключалась в том, что, хотя

Германия и признала Украинскую державу в размерах ее этнических губерний дореволю-

ционной России, при своем продвижении ее войска не дошли до предполагавшихся границ,

а провели демаркационную линию несколько раньше. В начале октября 1918 г. переговоры

были прерваны. Стороны так и не заключили мирный договор. 13 ноября 1918 г. ВЦИК

РСФСР аннулировал Брест-Литовский договор и тем самым освободился от исполнения

договоренностей, достигнутых во время украинско-российских переговоров.

Единственным успехом переговоров была организация сообщения между РСФСР и

Украинской державой. По воспоминаниям П.П. Скоропадского, «единственное соглаше-

ние, которое состоялось между нами и ими, – была посылка “державных поездов” в Москву

и Петроград, которые являлись истинным благодеянием для несчастных, которых мы от-

туда вывозили, а нам, кроме того, давали возможность пригласить из Совдепии тех людей,

которые нам действительно были необходимы для правительственного аппарата. Ученые,

специалисты по разным вопросам, художники, крупные фабриканты, банковские деятели

приехали таким образом на Украину». (Скоропадський П. Спогади. С. 241.) Также см. при-

меч. 22, 47.

 

(22) В мемуарах описан эпизод с полковником Егоровым, прибывшим в Киев в ка-

честве военного эксперта в составе делегации Советской России во главе с Х.Г. Ра-

ковским на переговоры с Украинской державой. По обвинению в большевистской пропа-

ганде, перевозе запрещенного груза и подготовке восстания против гетмана министр вну-

тренних дел И.А. Кистяковский отдал распоряжение об его аресте и обыске в помещении

делегации и российского консульства. Помимо пропагандистской деятельности советская

мирная делегация вела переговоры с украинскими националистическими кругами, в част-

ности с В.К. Винниченко, который имел личную встречу с Д.З. Мануильским.

 

(23) Попытки восстановления украинского казачества предпринимались еще в 1917 г.

Первый Всеукраинский съезд вольного казачества состоялся 3(16) – 7(20) октября 1917 г.

На нем присутствовало 200 делегатов от 60 тыс. организаций Вольных казаков. Съезд из-

брал генеральную Раду Вольного казачества в составе 12 членов. Атаманом всего Вольного

казачества был избран генерал П.П. Скоропадский, генеральным писарем В.В. Кочубей,

наказным атаманом И.В. Полтавец-Остряница.

После установления власти гетмана вопрос о восстановлении старого казаческого

устройства неоднократно обсуждался на заседаниях Совета министров. 14 и 29 августа

1918 г. доклады по поводу выработанного особым совещанием законопроекта о возобнов-

лении казачества делал государственный секретарь С.В. Завадский. Так, 14 августа 1918 г.

одним из пунктов постановления Совета министров было: «а) Признать, что проектируе-

мое казачество должно являться организацией, пользующейся поддержкой со стороны го-

сударства, но не осуществляющей непосредственно публично правовых функций, почему

в уставе ее, утверждаемом вне общего законодательного порядка, не должны иметь места

постановления, регулирующие такие вопросы, как отношения Казачьих Рад к общим госу-

дарственным установлениям, военным и гражданским, или отношение казаков к несению

общей военной повинности». 29 августа 1918 г. по этому же вопросу было постановлено:

«Обсудив все приведенные в заседании Совета министров соображения, высказанные как

за учреждение вольного казачества в той форме, которую предлагает особое совещание, за-

конодательным путем, так и за учреждение его на началах общественной организации путем

утверждения особого для него устава, Совет министров большинством голосов 6 против 5

высказался за учреждение вольного казачества, частной организации, и за утверждение до-

ложенного проекта в виде устава, поручив вместе с тем государственному секретарю придать

ему редакцию, соответствующую тем положениям, которые были одобрены Советом мини-

стров в настоящем заседании». (ЦГАВО Украины. Ф. 1064. Оп. 1. Д. 6. Л. 167 об.; там же.

Л. 194–194 об.) Окончательное решение было принято 7 октября 1918 г. после докла-

да Председателя Совета министров о проекте восстановления Украинского казаче-

ства, предложенном на рассмотрение Совета министров гетманом. Было постановлено:

«а) Законопроект о восстановлении Украинского казачества одобрить в той редакции,

которая уже была одобрена Советом министров, придав Украинскому казачеству госу-

дарственный характер». Настоящее постановление было принято Советом министров

большинством голосов против голоса министра исповеданий В.В. Зеньковского, полагав-

шего, что за организацией казачества следует сохранить частный характер. И далее: «б)

Ассигновать 100 000 карб[ованцев] в распоряжение пана гетмана на расходы, связанные с

организацией Украинского казачества» (ЦГАВО Украины. Ф. 1064. Оп. 1. Д. 7. Л. 6 об.–7).

Универсал о восстановлении казачества гетман подписал 16 октября 1918 г.

Здесь интересно сопоставить приведенные выше записи журналов заседаний с вос-

поминаниями самого П.П. С коропадского по поводу рассмотрения в Совете министров

законопроекта о восстановлении украинского казачества. П.П. С коропадский писал:

«Я всегда считал, что украинское движение уже хорошо тем, что оно проникнуто сильным

национальным чувством, что, играя на этих струнах, можно легче всего спасти народ от

большевизма. Я, например, хотел создать казачество из хлеборобов, но в ответ на это какие

только палки в колеса не вставляли мне великорусские деятели. Казалось, ясно – глав-

ный враг большевизм великорусский и затем наш внутренний, украинский. Для борьбы с

ним нужна физическая сила. Создавать войско, конечно, хорошо, но это требует времени,

а главное, при создании армии, какие лозунги мог бы я дать. При царском режиме были:

царь, вера и отечество. Единственный понятный крестьянству лозунг – земля. Я и решил

эту необходимую силу создать из хлеборобов, воспитав их в умеренном украинском духе,

без ненависти к России, но с сознанием, что они не те, которые в России стали большеви-

ками. Я решил, группируя их в сотни, полки, коши, перевести их в казачество или скорее

возобновить старое казачество, которое испокон веков у нас было. Так как все эти казаки-

хлеборобы – собственники, то естественно, что идеи большевизма не прилипали бы к ним.

Я являлся их непосредственным главою; общность интересов заставила бы их быть пре-

данными мне. Это страшно укрепило бы мою власть, и несомненно, что тогда можно было

бы спокойно проводить и аграрную и другие коренные реформы. Но никто меня не под-

держал; министры два раза проваливали проект, и в конце концов я сам провел это осенью

и то в каком-то искалеченном виде, без всякого сочувствия со стороны министров и боль-

шинства старост, так что фактически ввести это в жизнь не представлялось возможным».

(Скоропадський П. Спогади. С. 50–51.)

 

(24) Газета «Відродження» («Возрождение») – ежедневная беспартийная демократиче-

ская газета. Издавалась 1918 г. в Киеве на украинском языке. С марта 1918 г. издавалась

редакционно-издательским отделом Военного министерства УНР (потом Украинской дер-

жавы) и являлась его официозом, с июня Обществом сотрудников газеты под редакцией

П. Гаенко, с августа Государственной типографией под редакцией издателя П.В. Певного.

 

 

(25) В.Е. Рейнбот возглавлял Министерство внутренних дел во втором кабинете мини-

стров (24 октября – 14 ноября 1918 г.).

 

(26) Союз хлеборобов-собственников, или Всеукраинский союз хлеборобов, был обра-

зован в мае 1917 г. на Полтавщине. Союз возник в результате обособления местных от-

делов от Всероссийского союза земельных собственников, созданного весной 1917 г.

Вначале Союз действовал как Полтавская губернская организация, позже был оформлен

как Всеукраинская организация. Его руководителем был помещик Константиноградского

уезда Н.Г. Коваленко. Союз находился в оппозиции к Украинской Центральной Раде, глав-

ным образом к ее аграрной политике. В апреле 1918 г. вместе с Украинской демократи-

ческой хлеборобской партией Союз созвал так называемый Хлеборобский конгресс, на

котором 29 апреля 1918 г. с поддержкой немецких оккупационных властей был совершен

государственный переворот и провозглашена Украинская держава во главе с гетманом

П.П. С коропадским.

Если первоначально Союз хлеборобов представлял собой единое образование, в кото-

ром и помещичьи круги, и крестьяне сплотились против Центральной Рады и ее аграрной

политики, то уже на 2 Всеукраинском съезде хлеборобов, проходившем в ноябре 1918 г.,

произошел раскол. Раскол произошел при обсуждении социальных вопросов: желание

крестьянской части съезда выкупить часть помещичьих земель наткнулось на нежела-

ние делегатов-помещиков проводить какую бы то ни было аграрную реформу. Причиной

раскола стала дифференциация в хлеборобской среде, возникшая в результате восста-

новления частной собственности на землю при общей нерешенности аграрного вопро-

са. Соответственно этому, если первоначально Союз оказал действенную поддержку

П.П. Скоропадскому, во многом являясь социальной базой его правления, то позже, когда

стало очевидным тяжелое положение Германии и ее неизбежный выход из войны, в связи с

наметившимся в хлеборобской среде расколом Союз откорректировал свою позицию. Уже

1 октября 1918 г. к гетману прибыла делегация Союза, попытавшаяся склонить его к мысли о

временном характере самостийности Украины и о необходимости союза с Добровольческой

армией. Одновременно с этим на Хлеборобском съезде были провозглашены речи в под-

держку лозунга «единой и неделимой России» и высказано недоверие к правлению гетма-

на. О гетманском перевороте см. также примеч. 79, 26, 312, 375.

 

(27) В воспоминаниях В.Е. Рейнбота допущена ошибка. Упомянутый Всеукраинский

съезд хлеборобов открылся 1 ноября 1918 г. в Киеве.

 

(28) Сердюкская дивизия начала формироваться в июне 1918 г., когда правительством

гетмана П.П. Скоропадского была поставлена задача создания самостоятельных, насколь-

ко это было возможно в условиях присутствия на Украине германских войск, вооружен-

ных сил. Сердюкская дивизия (планировавшаяся как гетманская гвардия) первоначально

формировалась в Киеве по приказу гетмана П.П. Скоропадского от 3 июня 1918 г. в составе

четырех пехотных полков, одного легкого артиллерийского полка, одного конного полка

и одной инженерной сотни (роты). 20 июня 1918 г. была издана Инструкция отбора мо-

лодых людей для комплектования Сердюкской гетманской дивизии с грифом «секретно».

В ней были даны рекомендации по отбору казаков в дивизию при участии и контроле уезд-

ных организаций хлеборобов исключительно из семейств землевладельцев-хлеборобов,

имевших большое количество земли. Прежде всего уездными организациями хлеборобов-

землевладельцев при непосредственном участии уездных старост и местных военных на-

чальников подлежали отбору молодые люди 18–25 лет, изъявившие желание вступить в

Сердюкскую гетманскую дивизию. 24 июля 1918 г. гетман утвердил Закон об обязательной

военной повинности и о призыве 5000 человек для комплектования Сердюкской дивизии.

В своих воспоминаниях П.П. С коропадский писал: «Помню, через несколько дней по-

сле провозглашения гетманства, Василий Петрович Кочубей мне заявил, что весь съезд

хлеборобов in corpore (в целом, лат. – Примеч. составителей) хотел явиться ко мне. Я ко-

нечно, охотно согласился принять этих людей. Большая гетманская зала была переполнена

народом. Сказано было несколько хороших речей. Я отвечал. Хлеборобы выразили поже-

лание, чтобы у меня был составлен отряд исключительно из их детей, который бы явился

основой моей военной опоры. Я согласился». (Скоропадський П. Спогади. С. 175.) И далее:

«Я приказал произвести набор среди хлеборобов и решил сформировать Сердюкскую ди-

визию, начальником которой немедленно же назначил бывшего у меня начальника диви-

зии, во всех отношениях выдающегося военного и видного человека генерала Клименко.

Дивизия, конечно, должна была быть доведена до нормального состава. На первое время

предполагалась численность в 5 000 человек». (там же. С. 179.)

14 августа 1918 г. гетман утвердил «Устав о комплектовании войска Сердюков

Украинской державы и прохождения службы в нем». Согласно этому Уставу, воинские

чины Сердюкской дивизии подразделялись на старшин, подстаршин и сердюков (казаков)

на общих основаниях, установленных для Украинской армии. Устав определял следующие

условия зачисления на должности старшин в части Сердюкской дивизии: а) принадлеж-

ность к украинской нации; б) образование не ниже среднего и прохождение военной школы;

в) прежняя боевая служба, причем отдавалось преимущество имеющим орден Св. Георгия,

Георгиевское оружие, раненым; г) непребывание под судом или следствием и отсутствие

ранее совершенных противозаконных поступков; д) наличие всех последних условий, не-

обходимых для вступления на службу в Украинскую армию, согласно законам Украинской

державы. Начальнику Сердюкской дивизии предоставлялись права командира корпуса.

Призывниками дивизия комплектовалась на общих для всей армии основаниях. Однако

были и особые условия, предусмотренные уставом, в частности набор казаков должен был

проводиться из крестьян-хлеборобов, имевших крупное землевладение, причем они обяза-

тельно должны были безотлучно жить с дня их рождения и до времени призыва в войско в

селе возле своих семей и ни в коем случае не пребывать в это время на заработках в городах

или городках; все они должны были быть украинцами, а по вероисповеданию православ-

ными. Набор проводился по всей территории Украины. Соблюдение всех перечисленных

условий сделало Сердюкскую дивизию наиболее боеспособным подразделением военных

сил Украинской державы.

 

(29) Иная точка зрения на деятельность Военного министерства высказана в воспомина-

ниях ген. В.Н. Посторонкина. См. документ № 10 настоящего издания.

 

(30) Речь идет о втором кабинете министров гетмана П.П. Скоропадского, сформирован-

ном при активном участии германского командования, сделавшего ставку на украинские

национальные силы.

Вспоминая о причинах, побудивших его сменить состав кабинета министров,

П.П. Скоропадский в эмиграции писал: «И вот уже в начале октября на меня началось дав-

ление о большем национализировании кабинета. Лично я очень хотел частичных измене-

ний в кабинете и изменений в более национальном духе, для того чтобы удовлетворить те

стремления украинства в больше степени, нежели я это мог сделать при существующем

кабинете, и тем самым успокоить и сблизиться с ними и смягчить то настроение, которое

начало все более ярко выражаться, главным образом из-за политики Кистяковского среди

украинства, но, как я говорил, лишь частичного изменения и не среди главных деятелей…

Время шло. В то же самое время произошел целый ряд событий, которые значительно

усилили значение наших социалистических партий… Затем во внешней политике обста-

новка резко переменилась. Австрия в октябре уже распалась. Австрийские войска бежа-

ли по всем дорогам на запад в полнейшем беспорядке, продавая и бросая свое имущество.

Добрая половина Украины была освобождена от всякого чужеземного влияния. С одной

стороны, с другой – уход австрийских войск давал возможность всем нашим элементам

сильно поднять головы… В Германии военная партия больше не играла никакой роли, а

все дело перешло в руки социалистического министерства Шейдемана. Таким образом, тот

курс, который у нас был взят раньше, и те люди, которые до тех пор находились в прави-

тельстве, больше не подходили к моменту. Дипломаты немецкие это понимали, там они

же и получали соответствующие инструкции из Берлина влиять на меня в том же духе».

(Скоропадський П. Спогади. С. 294–295.) Также см. примеч. 31.

 

(31) При составлении второго кабинета министров шли переговоры с украинскими

национальными политическими силами. Согласно показаниям министра просвеще-

ния П.Я. Стебницкого, данных Верховной следственной комиссии при Директории,

«правительство не соглашалось принять все условия Национального союза, и пере-

говоры после нескольких дней пришли к разрыву: Лизогуб уже было отрекся состав-

лять кабинет. Но в последний момент Национальный союз уменьшил свои требова-

ния, ограничиваясь пятью украинскими портфелями (земельных дел, просвещения,

труда, исповеданий и юстиции) при двух украинцах – товарищах министров (воен-

ного и внутренних дел) – и соглашение состоялось». (ЦГАВО Украины. Ф. 1125. Оп. 1.

Д. 3. Л. 86–88.) Состав второго кабинета министров был утвержден 24 октября 1918 г.:

председатель Совета министров Ф.А. Лизогуб, министр финансов А.К. Ржепецкий, ми-

нистр военных и морских дел А.Ф. Рагоза, министр иностранных дел Д.И. Дорошенко,

министр исповеданий А.И. Лотоцкий, министр труда М.А. С лавинский, министр народ-

ного просвещения и искусства П.Я. С тебницкий, министр путей сообщений Б.А. Бутенко,

министр народного здравия и попечения В.Ю. Любинский, министр продовольственных

дел С.Н. Гербель, министр внутренних дел В.Е. Рейнбот, министр юстиции А.Г. Вязлов, ми-

нистр торговли и промышленности С.Ф. Меринг, министр земельных дел В.Н. Леонтович.

Во втором кабинете гетмана П.П. Скоропадского резко уменьшилось представительство

кадетов (им являлся только А.К. Ржепецкий), и возросло количество сторонников «нацио-

нального» курса: министры А.Г. Вязлов, В.Н. Леонтович, А.И. Лотоцкий, М.А. С лавинский

и П.Я. С тебницкий прошли как кандидаты Украинского национального союза. Кандидатом

от «Протофиса» прошел промышленник С.Ф. Меринг. Кандидатура В.Е. Рейнбота была

принята исключительно как деловая и временная. Кабинет просуществовал до 14 ноя-

бря 1918 г. и был сменен третьим кабинетом министров во главе с С.Н. Гербелем, взяв-

шим курс на федеративное объединение с будущей небольшевистской Россией. Также см.

примеч. 30.

 

(32) Союз промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства («Протофис») –

полное название «Всеукраинский союз промышленности, торговли, финансов и сельско-

го хозяйства» – общественная организация на Украине, объединившая представителей

большого капитала. «Протофис» был основан в Киеве на торгово-промышленном съезде

15–18 мая 1918 г. Председателем «Протофиса» являлся князь А.Д. Голицын, известный

земский деятель, крупный харьковский помещик. Промышленность в Союзе была пред-

ставлена Всероссийским обществом сахарозаводчиков, организациями, объединяющими

тяжелую промышленность, и Союзом украинских обществ заводчиков и фабрикантов,

объединявших обрабатывающую промышленность Украины. Члены «Протофиса» поддер-

жали власть гетмана П.П. Скоропадского с условием, что он будет проводить свою полити-

ку в пророссийском направлении и восстановит права частной собственности, отмененные

Центральной Радой. С образованием второго, национального «украинского», кабинета ми-

нистров П.П. Скоропадского «Протофис» полностью отказался от поддержки гетманата.

Осенью 1918 г. в связи с резким ухудшением положения Германии Союз отказался от про-

германской ориентации и переориентировался на страны Антанты.

 

(33) О назначении В.Е. Рейнбота министром внутренних дел во втором кабинете мини-

стров П.П. Скоропадский впоследствии писал: «Украинцы страшно хотели чтобы мини-

стром внутренних дел был кто-нибудь из них, но сами они не могли мне указать подходя-

щего кандидата, так на Рейнботе и остановились». (Скоропадський П. Спогади. С. 296.)

 

(34) В августе 1914 г. во Львове был образован Союз освобождения Украины, главой кото-

рого являлся известный украинский общественный деятель А.Ф. Скоропись-Йолтуховский.

Союз представлял собой политическую организацию украинских эмигрантов, претендовав-

шую на представительство их интересов в европейских странах. В работе Союза участвовал

также ряд буковинских и галицких деятелей. Союз провозгласил своей задачей отделение

Украины от России и образование самостоятельного украинского монархического государ-

ства под протекторатом Австро-Венгрии и Германии. Первоначально Союз базировался во

Львове, но вскоре перебрался в Вену. В 1915 г. в связи с политическими разногласиями меж-

ду руководством организации и Министерством иностранных дел Австро-Венгрии Союзу

была сокращена финансовая помощь, в результате чего он перенес свою деятельность на

территорию Германии. Члены Союза вели информационно-представительскую деятель-

ность в Германии, Турции, Болгарии, Румынии, Италии, Швеции, Норвегии и Швейцарии.

После февральской революции 1917 г. Союз ограничил свою деятельность материальной

помощью военнопленным и защитой интересов населения этнических украинских тер-

риторий от претензий со стороны Польши. Формально Союз прекратил деятельность

1 мая 1918 г.

В связи с деятельностью Союза освобождения Украины интересно привести справку

Центрального бюро при Главном управлении Генерального штаба от 14 августа 1917 г.

об имеющихся в его распоряжении сведениях о деятельности председателя Союза

А.Ф. С коропись-Йолтуховского: «Согласно имеющихся во вверенном мне Бюро сведе-

ний, основанных на агентурных данных и на заявлениях лиц, вернувшихся из вражеского

плена, а равно на показаниях лиц, проживавших ранее за границей, Александр Скоропись-

Йолтуховский задолго до возникновения настоящей войны выехал из России и поселился

в Австрии. С возникновением в первых числах августа 1914 г. в пределах Австрии Союза

освобождения Украины Скоропись-Йолтуховский стал во главе этой организации. Целью

Союза было слияние при содействии галицийских украинских организаций русской и ав-

стрийской Украины под скипетром Габсбургской монархии. Однако вскоре вследствие по-

бедоносного наступления русской армии в Галиции деятели Союза освобождения Украины

порвали связь с галицийскими организациями, и Скоропись-Йолтуховский вместе с дру-

гими членами Союза переехал в Вену и еще более связал деятельность Союза с интере-

сами австрийского правительства. Но спустя некоторое время Скоропись-Йолтуховский,

сблизившись с агентами германского правительства, оставил пределы Австрии и переехал

в Германию, и с этого времени Союз освобождения Украины вступил в исключительное

распоряжение германского правительства. При содействии Скоропись-Йолтуховского

германский Генеральный штаб стал пропагандировать среди военнопленных малороссов

(преимущественно в лагере Раштадт) идеи отторжения русской Украины от России и об-

разования из Украины самостоятельного государства, входящего в систему центральных

держав. В последнее время при содействии того же Скоропись-Йолтуховского германское

правительство стало высылать в Россию своих агентов для распространения в русской

Украине тех же идей». (ГА РФ. Ф. 1826. Оп. 1. Д. 8. Л. 100–101.)

Один из деятелей Союза освобождения Украины О. Терлецкий в 1919 г. вспоми-

нал, что в работе Союзу с немецкой стороны оказывали содействие Вальтер фон Люберс

от военного министерства, правительственный представитель Фридрих фон Шверин,

генерал-полковник от военного министерства Эмиль Фридрих и директор специально соз-

данного с разведывательной целью общества Эрих Койп. С Э. Койпом Союз решал финан-

совые вопросы, а наиболее важные проблемы решались с Фридрихом и Люберсом. (См.:

Терлецкий О. Украïнцi в Немеччини. Киев, Лейпциг, 1919. С. 19–25.) Глава Союза осво-

бождения Украины А.Ф. Скоропись-Йолтуховский в 1921 г. вспоминал, что дела украин-

ских военнопленных решались только через генерала Э. Фридриха, однако ключевую роль

в них играл референт специально созданного Украинского отдела при Департаменте по

делам военнопленных Прусского военного министерства Люберс, с которым у него сло-

жились дружеские взаимоотношения. (См.: Скоропись-Йолтуховский А. Моï Злочини //

Хлiборобська Украïна. Вiдень. 1921. Збiрник II, III, IV. С. 218–221.)

2(15) августа 1914 г. по инициативе украинских социалистических партий на тер-

ритории Австро-Венгрии был создан Главный (Большой) украинский совет во главе

с К. Левицким. Совет организовал Украинскую боевую управу, которая должна была

стать Верховным командованием самостоятельных украинских вооруженных сил.

6 августа 1914 г. Совет и Управа выступили с манифестом, в котором провозгласи-

ли готовность украинского народа к борьбе на стороне стран Тройственного союза и

объявили о создании украинского легиона. Однако австрийские военные власти вся-

чески препятствовали образованию легиона, настаивая на принятии им присяги на вер-

ность Австро-Венгерской империи. После длительных переговоров с австрийским ко-

мандованием легион получил право на существование с утвержденной численностью в

2,5 тыс. человек в обмен на присягу верности Австро-Венгрии. После занятия русскими

войсками Галиции Главный украинский совет был переведен в Берлин.

Кроме Союза освобождения Украины и Главного украинского совета в Вене действо-

вала еще и Украинская национальная рада. Ее председателем также был К. Левицкий, а

секретарем В. Бачинский. Руководители Союза освобождения Украины А.Ф. Скоропись-

Йолтуховский и В.И. Дорошенко участвовали в руководстве Рады с правом совещательно-

го голоса.

 

(35) «Малый» и «Большой» советы – речь идет о Совете министров (так называе-

мом Большом совете) и о совете товарищей министров (так называемом Малом совете).

Положение Совета министров в числе других государственных учреждений Украинской

державы было определено рядом статей «Законов о временном государственном устрой-

стве Украины» от 29 апреля 1918 г. Согласно ст. 34 на Совет министров было возложено

направление и объединение работы отдельных ведомств в области как законодательства,

так и высшего государственного управления. Согласно ст. 3, атаман (т. е. председатель)

Совета министров назначался самим гетманом. Атаман Совета министров избирал мини-

стров и представлял кабинет министров в полном составе на одобрение гетмана. После одо-

брения гетманом этого состава подготавливался к подписанию приказ об утверждении в

должностях министров, представленных атаманом Совета министров. В таком же порядке

производились частичные назначения или изменения в составе кабинета министров. Во

главе Управления делами Совета министров стоял государственный секретарь, который

назначался на должность гетманом и по своему служебному положению пользовался пра-

вами министра. В состав кабинета министров государственный секретарь не входил, но он

во всех заседаниях Совета министров принимал постоянное участие с правом совещатель-

ного голоса.

Поставленная перед кабинетом огромная законодательная и административная работа

вызвала необходимость учреждения в помощь ему Малого совета министров. Малый совет

министров состоял из товарищей министров или лиц, заменяющих их с правами товари-

щей министров. Министры принимали участие в Малом совете с правом решающего голо-

са. Председателем Малого совета был один из министров или их товарищей по назначению

Совета министров. На Малый совет министров возлагалось разрешение целого ряда более

мелких или не требующих обсуждения целым кабинетом дел законодательного и админи-

стративного характера. Малый совет осуществлял: рассмотрение тех законодательных и ад-

министративных предложений отдельных министерств, которые из-за несложности не тре-

бовали взаимного согласия ведомств в письменной форме; рассмотрение ответов ведомств

на законопроекты и проекты общеадминистративных распоряжений с целью согласования

их; рассмотрение проектов штатов и смет, составленных отдельными министерствами; рас-

смотрение представлений отдельных министерств об ассигновании кредитов к моменту

утверждения смет и об ассигновании чрезвычайных кредитов, сверх смет; рассмотрение

других дел, которые Совет министров передавал на рассмотрение Малого совета. (ЦГАВО

Украины. Ф. 1064. Оп. 1. Д. 13. Л. 5–5 об.)

Сам П.П. Скоропадский уже в эмиграции неоднократно высказывался в том смысле,

что предоставление широких прав Совету министров являлось ошибкой с его стороны. Он

писал: «В Грамоте моей я указал, что председатель Совета министров назначается мною и

мне представляет списки министров на мое утверждение, и уже весь состав Совета мини-

стров ответствен перед мною. Составляя Грамоту, первоначально я этого не хотел, и лишь

в последнюю минуту перед тем, как подписать Грамоту и сдать ее в печать, я согласился

на это… Я лично считаю теперь, что сделал большую ошибку, согласившись на это. Знаю,

что вызову этим своим мнением нарекания. Это мне безразлично. Я убежден теперь, что

работа шла бы тогда значительно более усиленным темпом, не было бы отклонений от на-

меченной мною политики. Это более соответствовало идее диктатора, у которого сосре-

доточивается вся власть, а так как я сразу попал в руки Совета министров, где партийная

принадлежность играла большую роль, та или другая комбинация числа голосов давала

иногда случайное направление по решающим вопросам». (Скоропадський П. Спогади.

С. 160.)

 

(36) О газете «Возрождение» см. примеч. 24.

 

(37) О Союзе хлеборобов-собственников см. примеч. 26.

 

(38) Промышленно-торгово-финансовый союз – речь идет об общественной организа-

ции Союз промышленности, торговли, финансов и сельского хозяйства («Протофис»).

Подробно о нем см. примеч. 32.

 

(39) Неточная цитата из поэмы А.С. Пушкина «Полтава» (1828–1829). В оригинале эти

слова звучат так:

«Волнуясь, конница летит;

Пехота движется за нею

И тяжкой твердостью своею

Ее стремление крепит».

(Пушкин А.С. Полное собрание сочинений: В 10 т., Т. 3. М., 1960. С. 227.)

 

(40) Имеется в виду работа Особого совещания под председательством гетмана П.П. Ско-

ропадского для разработки оснований земельной реформы и связанных с нею законопро-

ектов. 29 октября 1918 г. вышла гетманская грамота к украинскому народу по земельному

вопросу, в которой, в частности, говорилось: «Правительство Украины берет в свои руки

проведение земельной реформы на Украине». С 3 по 10 ноября 1918 г. состоялись заседания

Предварительного совещания по аграрному вопросу с целью подготовки земельного законо-

проекта и программы вопросов, подлежащих обсуждению на Особом совещании. 11 ноября

1918 г. Совет министров одобрил проект Положения об Особом совещании по земельной

реформе, внесенный на рассмотрение Министерством земледелия. Согласно Положению,

заседания Особого совещания проходили под личным председательством гетмана, а в слу-

чае его отсутствия – председателя Совета министров или министра земледелия. В состав

Особого совещания входили члены, назначенные: а) гетманом; б) председателем Совета

министров и министрами – внутренних дел, финансов, торговли и промышленности, про-

довольственных дел и юстиции по два от каждого министерства, также от Министерства

труда, Государственного контроля и кодификационного отдела Государственной канце-

лярии по одному; в) три товарища министра земледелия и один директор департамента

Министерства земледелия, по назначению министра земледелия; г) представители обще-

ственных организаций, заинтересованных в земельной реформе: Киевского областного со-

юза земельных собственников, Всеукраинского союза хлеборобов-собственников, Спилки

хлеборобов-демократов, Союза земельных арендаторов, Всероссийского общества сахаро-

заводчиков, Протофиса, Всеукраинского кооперативного комитета; д) члены, утвержден-

ные гетманом по представлению министра земледелия, – представители общественных

течений, науки и сельскохозяйственной практики. Предусматривалось также создание спе-

циальных комиссий для разработки отдельных вопросов, например особой редакционной

комиссии для разработки законов.

Особое совещание начало свою работу в конце ноября 1918 г., и до падения гетманства

состоялось пять заседаний: первое прошло 23 ноября, второе – 25 ноября, третье – 29 ноя-

бря, четвертое – 6 декабря, пятое – 10 декабря. (См. подробнее: ЦГАВО Украины. Ф. 1061.

Оп. 3. Д. 6.)

 

(41) С.В. Петлюра был освобожден из-под стражи министром юстиции Украинской дер-

жавы А.Г. Вязловым по личному приказу гетмана П.П. Скоропадского.

 

(42) В связи с эпизодом освобождения из-под страны арестованных украинских национа-

листических элементов, в том числе и С.В. Петлюры, П.П. Скоропадский уже в эмиграции

вспоминал: «Кистяковский арестовал многих украинцев, но он арестовал также и русских,

принадлежавших к большевикам и левым социал-революционерам, занимавшихся у нас